Маяпур 17 июля 2007

  • на Vanamali
  • 17 октября, 2007
  • Комментарии к записи Маяпур 17 июля 2007 отключены

Лекция Шрилы Джаяпатаки Свами, прочитанная  в Маяпуре 17 июля 2007 г преданным из Дубая (Объединенные Арабские Эмираты)

ШРИЛА ГУРУДЕВА: Слышали ли вы о славе Махараджи Пратапарудры? Кто-нибудь рассказывал вам вчера на Ратха-ятре или раньше?

Ему было запрещено видеть Господа Чайтанью и встречаться с Ним из-за того, что он был царем. Он так страдал от этого. «Все здесь — мои подданые. Любой человек в моем царстве может пойти и увидеть Господа Чайтанью — все, кроме меня. Только лишь мне запрещено. Все, чего я хочу, — хоть раз пообщаться с Ним, но я — единственный, кто лишен такой возможности». Подавленный, Махараджа Пратапарудра был на грани самоубийства. Чтобы удержать его от этого и других безрассудных поступков, Господь Чайтанья дал благословение его сыну и послал через него Махарадже Пратапарудре Свой чадар. Но кардинально ситуация изменилось, когда в день Ратха-ятры Пратапарудра — царственная особа и обладатель симхасаны — взял метлу и стал подметать дорогу перед Господом Джаганнатхой.

Я был в Бирмингеме, в Великобритании, и мэр этого города на Ратха-ятре тоже подметал дорогу. «Конечно, — сказал он, — будучи мэром, я не обязан это делать. У нас множество служащих муниципалитета, которые могут справиться с этой работой. Но я делаю это из уважения к вашей культуре».

Начал эту традицию Махараджа Пратапарудра. Смысл ее в том, что перед лицом Господа мы должны быть очень смиренными и кроткими, способными выполнять даже самое непрестижное служение. В те времена, когда цари были действительно царями, для них мести дорогу перед Господом Джаганнатхой было чем-то из ряда вон выходящим.

Однажды здесь, в Индии, в Бангалоре, проходила Ратха-ятра. Тогда вице-президентом Индии был господин Джатим… как его? Джатим, Джйатим? Б. Б.
Джйотим? Джати?… Наш президент храма пригласил его последовать традиции великих царей — мести дорогу перед Господом Джаганнатхой. Приняв приглашение и приехав, он взял микрофон и заявил: «Теперь у нас демократия. Мы не следуем монархическим пережиткам, так что я отказываюсь мести дорогу перед Джаганнатхой». Никто не знал, что делать. Он был почетным гостем.
Корреспонденты все записывали. Предполагалось, что он торжественно откроет Ратха-ятру. Но тут президент храма нашел, что сказать: «Да, господин Джати прав. Теперь у нас демократия, то есть правительство, выбранное народом, из народа, для народа. Вся власть — народу, и каждый теперь царь. Поэтому я прошу всех людей мести дорогу перед Господом Джаганнатхой. Глава народа присутствует сегодня здесь, наш вице-президент, и я приглашаю его мести первым». Тот уже никак не мог выкрутиться. Взяв метлу буквально на минуту, он махнул ею разок-другой и тут же отдал. На следующий день заголовки газет кричали:
«Вице-президент Индии отказывается мести дорогу перед Богом!» Журналисты не знали пощады.

Но Махараджа Пратапарудра был настолько смиренным слугой Джаганнатхи, что провозгласил свое царство Его собственностью, а себя — лишь руководителем, действующим от Его имени. Вот почему мы говорим, что в те времена были особые цари. Они не возводили огромные дворцы, превышающие по размерам храм. Они исполняли скромную роль, наподобие роли премьер-министра. Они считали Джаганнатху полновластным правителем, а себя — Его представителями. Так царь Пратапарудра получил милость Господа Чайтаньи. Кто-то посоветовал ему: «Он не будет встречаться с тобой как с царем. Иди к Нему, переодевшись обычным вайшнавом, — надень лишь чадар, дхоти, поставь тилак. Не нужно короны, драгоценностей, свиты, министров. Просто пойди к Нему и постарайся как-нибудь послужить».

Во время остановки Ратха-ятры, когда Джаганнатхе предлагалась бхога, Господь Чайтанья отдыхал в одном из придорожных садов. В то время было много садов.
Сейчас несколько осталось, но за ними не так ухаживают, как раньше.

Господь Чайтанья лежал на большом плоском камне, и Махараджа Пратапарудра спросил преданных: «Можно ли мне помассировать Его стопы?» — «Да», — ответили они. И он начал массировать и петь «Гопи-гиту». В «Гопи-гите» есть стих, в котором говорится, что величайший благодетель и доброжелатель — это тот, кто дает тебе Кришну и нектар Его славы. Как только Махараджа Пратапарудра пропел этот стих, Господь Чайтанья внезапно вскочил и сказал: «Не знаю, кто ты такой, но ты подарил Мне такие нектарные строки. Ты — бхурида джанах, величайший благодетель. Мне нечем отблагодарить тебя. Я бедный нищий, санньяси. Все, что Я могу сделать для тебя, — только обнять». Он крепко обнял его, а затем снова лег и закрыл глаза. Царь был ошеломлен. Разве мог он желать чего-то большего?
Он получил особую милость Господа Чайтаньи — Его божественное объятие. Он тут же переполнился любовью к Кришне. Вот такое огромное значение имеет небольшое служение.

Я думаю, все вы участвовали вчера-позавчера в Гундича-марджане. Сколько же милости вы получили! И, знаете, те Божества Джаганнатхи — очень особенные. Я не мог рассказать вам одну историю —историю о мусульманах — в Дубае, потому что не знал, кто слушает в толпе, вы понимаете… (Смех в зале.)

До того, как мы заполучили наши Божества Джаганнатхи, Ими владел старый Чаттерджи. Однажды он приходит ко мне и говорит: «Джаганнатха явился ко мне во сне и сказал, чтобы я перепоручил ИСККОНу поклонение Ему». Чаттерджи хотел отдать храм и Божества, но помимо него этим маленьким клочком земли владели разные пайщики: его братья, сыновья, племянники… Всего их было около двадцати двух человек — у кого-то был один процент, у кого-то — четыре, у кого-то — пять. И все они были разобщены. Так, у одного за другим мы собирали подписи о их согласии передать эту землю в собственность ИСККОН. Одного или двух не хватало, только лишь двух процентов. Но я не сдавался — иногда можно быть таким упорным.

Пуджари спросил меня, можно ли ему начать служить Божествам. Я подумал, что лучше сперва закончить со всеми формальностями, а потом начинать.У нас уже было 98% земли, оставалось не так уж и много. Но через три дня он приходит ко мне, весь дрожа. Я спросил: «Что стряслось?» — «В тот день, — говорит он, — когда я спрашивал вас, можно ли мне начать поклонение… я уже к тому времени поклонялся Им пару дней». Я сказал ему, что раз уж мы начали поклоняться Им, то не должны прекращать. «Но я побоялся, — продолжал он, — что вы рассердитесь на меня, и перестал поклоняться. Прошлой ночью мне снится сон. Я прихожу в храм, открываю дверь в алтарную и вижу — Божества ушли! Я искал Их повсюду и наконец увидел — Они уходят полем, машут мне ручкой на прощание и говорят: «Ты морил нас голодом три дня. Нам нечего было есть. Мы уходим кушать с Радха-Мадхавой!»

Я ответил Ему: «Значит, необходимо начать поклонение. Мы не можем его прекращать. Если уж начал, то нельзя останавливать. Ты должен был мне обо всем рассказать». Такие небольшие лилы, косвенно меня касающиеся, являл Джаганнатха.
У меня еще не было непосредственных игр с Ним, но несколько таких, опосредованных, было.

Как-то раз возникла другая проблема. Приходит ко мне пуджари и говорит, что видел сон: один санньяси положил Говардхана-шилу на алтарь, и этот Говардхан съедает весь прасад. Господь Джаганнатха жалуется: «С тех пор, как ты положил здесь Говардхан, как только ты звонишь в колокольчик, Он приходит и съедает все. Он ведь гора. А мы худеем. Нам ничего не достается». Пуджари спросил: «Что же мне делать?» — «Нужно, — ответил я, — ставить две тарелки:  для Джаганнатхи и для Говардхана. У Говардхана должна быть своя тарелка. Пусть Он оставит тарелку Джаганнатхи в покое». Вот несколько таких лил, которые у меня были. Джаганнатха очень милостив. Вы мыли Его храм. Даже трудно вообразить, сколько милости вы получили, делая это. Этот Джаганнатха (в Раджапуре) неотличен от Джаганнатхи в Пури. Он очень милостивый.

Чайтанья Махапрабху, когда был здесь, в Маяпуре, конечно же, являл множество различных игр. Ими наполнена «Чайтанья-бхагавата», в меньшей степени — «Чайтанья-чаритамрита».

О каких играх вам бы хотелось услышать? О младенческих, детских, школьных, когда Чайтанья был Нимаем Пандитом, об играх санкиртаны?

ЗАЛ: Игры любви к Кришне!

ШРИЛА ГУРУДЕВА: Игры любви к Кришне! Сейчас мы проголосуем.

ГОПИДЖАНАВАЛЛАБХА ДАС: Харе Кришна. Те, кто хотят балья-лилу, поднимите руки.
Те, кто хотят игры санкиртаны, поднимите руки. О, почти одинаковое количество.

ШРИЛА ГУРУДЕВА: Некоторые поднимали два раза!

(Смех.)

ШРИЛА ГУРУДЕВА: Кто хочет всего понемножку?

ГОПИДЖАНАВАЛЛАБХА ДАС: Хорошо, кто хочет услышать обо всех лилах?

ЗАЛ: Харибол!

ШРИЛА ГУРУДЕВА: Ладно. Однажды Господь Чайтанья, когда был Он еще малышом, едва начинающим ходить и говорить, внезапно разревелся. «Почему ты плачешь?» — спросил Его отец. Он позвал доктора, но доктор сказал, что с Ним все в порядке.
«Пожалуйста, — говорит отец, — скажи мне, что мне сделать, чтобы Ты перестал плакать?» — «Возьми Меня, — отвечает Господь Чайтанья, — и отнеси в дом Джагадиши и Хираньи Пандита». — «Зачем? Что там такого происходит?» — «У них сейчас большой экадашный пир — и Я хочу пойти туда». Отец недоумевал: «Откуда Ты, маленький ребенок, полтора-два года от роду, знаешь об экадаши? Откуда Ты узнал, что у них сегодня пир, и он стоит нетронутый, потому что все соблюдают экадаши? Они никому ни о чем не говорили. Что ж, пойдем и посмотрим».

Он взял своего сына на плечи и перебрался с Ним через реку к Сварупганджу, поскольку именно там, на Годрумадвипе, жили Хиранья Пандит и Джагадиша Пандит.
Конечно же, когда они добрались туда, то увидели перед Божествами обильнейшее угощение, пир из 108 блюд. Божества не постятся в экадаши, как преданные.
Джаганнатха Мишра поинтересовался: «Что у вас за событие?» — «Сегодня, — ответили они, — особый день. В этот день мы каждый год предлагаем такой пир».
— «Этот мальчик мне сказал то же самое», — промолвил отец. В глубине сердец они почувствовали, что в этом малыше, должно быть, Сам Кришна, иначе откуда же Он узнал обо всем? Поэтому они предложили весь прасад Ему, и Он, счастливый и довольный, с улыбкой на лице вкусил все разнообразные приготовления.

Жители Вриндавана не знают, что Кришна — это Бог, но в душе чувствуют горячее желание поклоняться Ему, служить Ему и любить Его. То же самое происходило, когда Господь Чайтанья являл Свою балья-лилу. Я не знаю, была ли это бала-лила или балья-лила, или еще более ранние лилы. Жители Навадвипы, подобно бриджабаси, испытывали спонтанную преданность к Господу Чайтанье. Он производил на них такое сильное впечатление, что у них рождалось естественное желание служить Ему.

Рассказывал ли я вам детские игры Чайтаньи на Ганге? В этом году, в апреле, мы были в Уджджайне. Кто из вас был в Уджджайне? Некоторые из вас — из Мадхья Прадеша. Там, в Уджджайне, Бхактичару Свами построил очень красивый, мраморный храм, а рядом — прекрасную гостиницу, с кондиционерами в номерах. Мы ездили туда для участия в Национальном индийском собрании в Индии. Такие встречи проходят у нас два-три раза в год. Но, разумеется, мы хотели также посетить святые места.

Какие вы знаете святые места в Уджджайне? Одно — храм Махакалешвары Шивы. Мы посещали этот храм. Шива там — ответственный за дхарму, он — кшетра-пал. Мы ходили к реке на Рама-гхат, где омывался Господь Рама. Но есть еще одно место в Уджджайне, связанное с Кришной, — ашрам Сандипани Муни. Мы также были там. В этом ашраме Кришна выучил всё за 64 дня — 64 искусства за 64 дня. Все Пураны, абсолютно всё. Точно так же и Господь Чайтанья, когда пошел в школу, в первый же день выучил весь алфавит: а, долгое а, и, долгое и, о, е, ка, кха, га, гха, на… На следующий день — все соединения букв. Обычному человеку на это требуется долгое время, так много разных комбинаций. Но Господь Чайтанья овладевал всеми науками за один день.

И таким образом уже в одинадцать лет Он был величайшим знатоком, профессором.
Конечно же, Он только делал вид, что Его надо было чему-то учить. Он — Всезнающий, веданта-крд веда-вид эва чахам. Он — цель Вед, создатель Вед, знаток Вед. Он знает все.

У Нимая Пандита была самая большая тола, санскритская академия, в городе. Идя к Ганге, чтобы принять омовение, Он проходил по улице, подобно Кришне, возвращающемуся с пастбищ с коровами. Он гулял по улицам Навадвипы, и люди невольно притягивались к Нему, бежали Ему навстречу и дарили что-нибудь. Один раз торговец ароматическими маслами позвал Господа Чайтанью: «Возьми это масло». — «Но у Меня нет никаких денег, — ответил Он. — Я бедный брахман».
— «Нет-нет, это Тебе мой подарок». В другой раз Господь Чайтанья проходил мимо мали (так называют человека, который делает гирлянды), и тот подошел и подарил Ему гирлянду. Кто-то дарил Ему дхоти. Так каждый спонтанно служил Ему.

Однажды Господу Чайтанье повстречался астролог и предложил: «Давай я расскажу Тебе, кем Ты был в Своей прошлой жизни». — «Давай, — ответил Господь Гауранга, протягивая ему Свою ладонь. — Пожалуйста, скажи Мне, кем же Я был в Моей прошлой жизни». Этот пандит погрузился в медитацию и увидел предыдущее рождение — Гопала. Держа руку Господа Чайтаньи, он созерцал в медитации Вараху, Курму, Масью, Нрисимху, Рамачандру, затем — Кришну. «Что ты там видишь? — спросил Господь Чайтанья. — Кем Я был в Моей прошлой жизни?» Тот не мог поверить в увиденное. Отпустив Его руку, он пробормотал: «Я Тебе завтра скажу», — и ушел в свою комнату. Это уж было слишком.

Вот так Господь Чайтанья разыгрывал в то время Свои гупта-, скрытые, лилы.
Очень немногие знали, кто Он такой. Тогда Он еще не начал движение санкиртаны.

После смерти Своего отца Он отправился в Гайю совершать пинду. По пути туда и обратно Он останавливался в Канай Наташале. Но пусть Бхакти Пурушоттама Махараджа расскажет вам эту лилу.

Позже, конечно, началось движение санкиртаны. После инициации Господь Чайтанья вернулся домой полностью духовно преображенным. Он проявлял все признаки любви к Богу. Он постоянно говорил о Кришне, плакал по Кришне, иногда смеялся в экстазе. Однажды мама Шачи звала Его обедать, и сосед ей говорит: «Что же ты делаешь? Ты должна как-то позаботиться о своем сыне, ведь в Его теле нарушены воздушные потоки (ваю-доша). По-моему, Ему нужно дать кокосовую воду, чтобы охладить Его». Другой сосед советует: «Это не поможет. Тебе надо взять немного «Виша-тридам», натереть им Его голову, и это охладит Его ум». Третий: «Нет, это не поможет. Ты должна связать Его веревками, а то Он вовсе убьется. Когда Он в экстазе, никак нельзя предугадать, что Он собирается делать в следующую минуту». — «Не донимайте меня, — ответила мама Шачи. — Все в порядке с моим сыном». Но люди продолжали судачить.

Поэтому Господь Чайтанья пошел повидаться со Шривасом Тхакуром, Шривасом Пандитом из Панча-таттвы. Где стоит Шриваса в Панча-таттве? Кто может сказать?
Крайний справа! Очень хорошо! Давайте наградим того, кто это сказал, большим хариболом!

ЗАЛ: Харибол!!!

ШРИЛА ГУРУДЕВА: Итак, Господь Чайтанья обратился к Шривасу Пандиту: «Можно ли Вам задать вопрос? Можно ли к Вам на даршан?» — «Да, почему бы и нет? — ответил он. — Что Ты хочешь?» — «Видите ли, — начал Господь Чайтанья, — у Меня есть одна проблема: некоторые люди говорят, что Я болен. Я хотел бы узнать у Вас как у медика и вайшнава, правда ли Я болен или нет». — «Да, конечно, — говорит Шриваса. — Скажи мне, какие у Тебя симптомы». — «Когда бы Я ни повторял Харе Кришна, Мои волосы встают дыбом. Иногда Мой голос прерывается, и слезы льются из глаз. Иногда я падаю в обморок. Некоторые люди говорят, что это какая-то болезнь». Шриваса ответил: «Да, это болезнь… и я тоже хочу такую же болезнь!» Обычно никто не хочет болеть, поэтому Господь Чайтанья расценил его слова как шутку. Но Шриваса объяснил: «Твоя болезнь — это любовь к Кришне — кришна-према. Даже Брахма и Шива хотят получить кришна-прему, но обычные люди ничего в этом не смыслят. Ты можешь воспевать в моем саду. У меня прекрасный, окруженный стенами сад. Я приглашу лишь нескольких близких преданных. Они в состоянии понять и оценить». Так начались киртаны в Шриваса Ангане. Вы уже были в Шриваса Ангане? Сейчас там стена невысокая. Но раньше она, должно быть, была выше.

Как-то раз Господь Чайтанья пришел в дом Шриваса и начал пел:

Харе Кришна, Харе Кришна, Кришна Кришна, Харе Харе, Харе Рама, Харе Рама, Рама Рама, Харе Харе.

Через какое-то время Он говорит: «Я не чувствую никакого экстаза. Кто из вас повинен в том, что Я не чувствую никакого экстаза?» Поскольку преданные по своей природе очень смиренны, каждый из них подумал: «Должно быть, это я». Не то что материалисты: «Конечно, это он! Это он сделал!» Но все преданные Господа Чайтаньи думали: «О, нет. Что я сделал не так? Должно быть, я совершил какое-то оскорбление». Шриваса Тхакур огляделся, но не увидел никого постороннего. Так и не выяснив, кто был помехой, они снова стали воспевать:

Харе Кришна, Харе Кришна, Кришна Кришна, Харе Харе, Харе Рама, Харе Рама, Рама Рама, Харе Харе. (Поет.)

И снова Господь Чайтанья остановил киртан: «Я все еще не чувствую экстаза. Кто же в этом виноват?»

(Вакрешвари дд подняла руку.)

Вакрешвари, ты была там? Я не знаю, кто из вас был там и пришел на Землю вновь, чтобы помочь нам в распространении движения санкиртаны.

Шриваса Тхакур огляделся и заметил большую корзину перед своим домом. Он приподнял ее — а под ней пряталась его теща! В индийской культуре к теще относятся очень почтительно, как к матери. Но Шриваса Тхакур схватил ее за шею и грубо вытолкал в сад. Господь Чайтанья спросил: «Кто это?» — «Не знаю». — «Не твоя ли это теща?» — «Понятия не имею. Я знать не хочу тех, кто мешает Тебе, Господь Чайтанья. Я ее не знаю». — «Как же ты можешь так жестоко обращаться со своей тещей — грубо вышвырнуть ее за дверь?» — «Она помешала Твоему киртану. Разве мог я такое стерепеть?» Обычно Шриваса очень почтителен со своей тещей, со всеми родственниками, с каждым, но в этой ситуации он не раздумывал о приоритетах. На первом месте для него было удовлетворение Господа Чайтаньи. И Господь Чайтанья начал прославлять его.

Затем они снова стали воспевать. В то время к такому воспеванию допускались лишь избранные единицы, но позднее Господь Чайтанья вынес киртан на улицы.
После принятия санньясы Он отправился в Джаганнатха Пури и путешествовал повсюду. Побывав во Вриндаване, Он вернулся в эти места, на другой берег Ганги.
Вы уже были на другом берегу Ганги? Я слышал, что завтра вы поедете в Мама Гаччхи.

На том берегу Ганги есть одно место, которое называется Видьянагар. Не знаю, может, сейчас дорога размыта, и туда сложнее добраться. Там находится дом Видьи Вачаспати. Это брат Сарвабхаумы Бхаттачарьи. Наверно, вы слышали о Сарвабхауме Бхаттачарье в Джаганнатха Пури. Он родился здесь, в Видьянагаре, но впоследствии по той или иной причине перебрался отсюда в Джаганнатха Пури. Он
— воплощение Брихаспати, явившееся, чтобы обучать Господа Чайтанью — разыгрывать гуру-лилу. Попав в затруднительное положение, он ушел в Джаганнатха Пури. Господь Чайтанья отыскал его там и попросил: «Обучай Меня». Сарвабхаума Бхаттачарья согласился стать Его учителем и давать наставления.

Итак, брат Сарвабхаумы Бхаттачарьи жил в Видьянагаре. Господь Чайтанья, вернувшись из Своих странствий, пришел на ту сторону Ганги и остановился в его доме.

«Позовите мою маму, — попросил Он преданных. — Я бы хотел ободрить ее». Он встретился со Своей мамой Шачи и наказал ей: «Только никому не говори, что Я здесь». Но разве можно спрятать Господа Чайтанью! Он настолько уникален. Так или иначе кто-то заметил Его, и пошла молва. Новость разлетелась в мгновение
ока: «Господь Чайтанья Махапрабху, Гауранга в Кхола Банге!». В то время Навадвипа была на этом берегу Ганги, а та сторона называлась Кхола Бангой.

И все, как одержимые, побежали увидеть Господа Чайтанью. Кто-то доил корову и бросился бежать, недодоив. Кто-то в это время одевался и побежал по улице, пытаясь замотаться в дхоти на бегу. Кто-то кормил грудью ребенка, но, недокормив, кинулся бежать, чтобы увидеться с Гаурангой. После десяти лет, проведенных в разлуке, каждый страстно желал увидеть Его. Пока Господь Чайтанья был здесь, они не ценили по достоинству общение с Ним, и сейчас они это осознали и очень сильно тосковали без этого общения. Они спустились к гхату, где стояли лодки (может, к тому месту, где сейчас гхаты маяпурского ИСККОНа, где-то на этом берегу), и попрыгали в них, заполнив до отказа. Не выдержав такой перегрузки, лодки пошли ко дну. Пожалуйста, не делайте этого завтра.
(Смех.) Садясь в лодку, учитывайте ее грузоподьемность.

Вот так. А лодок больше не было. Лодочник разводил руками: «Что я могу поделать? Вы только что утопили мою лодку». Тогда люди просто прыгнули в реку и, как есть, в одежде, поплыли. Обычно Ганга цветом напоминает золото, а в этот день она почернела из-за людских голов. Индусы, как правило, черноволосы, поэтому Ганга и казалось черной. Так все они переплывали реку вплавь.

Тысячи людей собрались у дома Видьи Вачаспати, и все они кричали: «Гауранга!
Гауранга! Гауранга! Гауранга! Гауранга! Гауранга! Гауранга!»

Толпа была невиданных размеров. Люди пытались протиснуться в сад Видьи Вачаспати. Он сказал Господу Чайтанье: «Они сейчас снесут мой дом. Не было бы лучше Тебе выйти и показаться им». Господь Чайтанья вышел из дома, все рухнули перед Ним в поклоне, и Он велел им воспевать:

Харе Кришна, Харе Кришна, Кришна Кришна, Харе Харе, Харе Рама, Харе Рама, Рама Рама, Харе Харе!

Он сказал им лишь несколько слов и удалился в дом. Но люди снова валили, напирали. Они хотели еще раз увидеть Господа Чайтанью. Господь Чайтанья исчез, появился за несколько километров от этого места и просто пошел прочь. Он перенес Себя. Видья Вачаспати пригласил пятерых человек войти в дом и
посмотреть: «Вот видите, Его здесь нет. Он покинул нас, Он ушел». Иначе они бы просто все разрушили. Так неистово хотели они видеть Его.

Очень много игр происходило здесь. Я расскажу вам больше в другой раз.
Простите, что так получилось со временем. Планировалось, что мы начнем в 18.15, но меня постоянно отвлекали. В Дамодардеше преданные не отпускали меня ни на шаг, везде сопровождали меня. А тут, раз меня оставили одного, — мне приходит сообщение, что отец одного моего ученика оставил тело из-за внезапного сердечного приступа, и я должен был написать какое-нибудь ободряющее письмо.
Вслед за этим — звонок из Манипала: срочно! Студент. Вы понимаете. Так много всего. А вы оставили меня одного — вы должны были послать кого-нибудь и забрать меня. В Маяпуре так бывает. Очень трудно. Мне нужна ваша помощь, защита от всех этих отвлекающих дел. Какие-то вопросы? Нет вопросов. Также мы хотели бы представить некоторых людей.

ВОПРОС: Я слышал, что Голока разделена на Вриндаван и т.д…

ШРИЛА ГУРУДЕВА: Там четыре дхамы. Голока состоит из четырех частей — Враджи, Матхуры, Двараки и Шветадвипы, острова Господа Чайтаньи. Это не та Шветадвипа, что находится в этой вселенной, но Шветадвипа, которая на Голоке, — то место, где проходят игры Господа Чайтаньи. Так что мы, преданные Господа Чайтаньи, одновременно можем быть и в кришна-лиле, и в чайтанья-лиле.

ВОПРОС: Человек, оставляя тело здесь, попадает в обе эти лилы?

ШРИЛА ГУРУДЕВА: Да, он будет и в той, и в другой лиле. Духовное тело обладает безграничными возможностями.

 

Категории: Лекции